Бал по случаю взятия Данцига

Весьма много шуму наделал праздник, данный в Петербурге в Летнем саду, по случаю взятия Данцига в 1735 году. Приглашенные съехались в сад в час пополудни, дамы в цветных робах с газовыми накладками, шитыми серебром. Длинные их локоны перевиты были гирляндами из цветов. Императрица, обойдя гостей, пригласила их к столу. Государыня со всею фамилией обедала в гроте, на конце большой аллеи сада, в стороне от бассейна. Для прочих посетителей накрыт был стол в 300 кувертов (приборов) под навесом из зеленой шелковой ткани, поддерживаемом колоннами, которые покрыты были кисеей и увиты гирляндами из натуральных цветов. Между колоннами находился буфет, по одной стороне с золотой и серебряной, а по другой — с фарфоровой посудой. Приглашено было 150 кавалеров и столько же дам; и жребий назначал каждой даме ее кавалера.
Обед состоял из двух перемен, и в каждой было огромное количество блюд, кроме десерта.

После обеда гости разделились на разные группы: одни гуляли по саду, другие занимались катаньем по бассейну в раззолоченных яликах, принадлежавших императрице. С наступлением вечера открылся бал под тем же навесом, где обедали. Разноцветные огни, которыми освещен был сад, поставленные в разных местах прозрачные картины и аллегорические изображения, приличные празднуемому торжеству,  представляли нечто очаровательное.

Бал в Московсокм дворянском собрании. Иллюстрация к Евгению Онегину

В начале бала ввели в палатку двенадцать французских офицеров, взятых в плен под Данцигом. Когда каждый из них поцеловал у императрицы руку, государыня, оборотясь к их начальнику, бригадиру графу де ла Мотт Перузу, сказала: «Не удивляйтесь, что я выбрала это время для вашей аудиенции; французы, дурным обращением с русскими, имевшими несчастие попасться в их руки, дают мне право к отмщению; но я довольствуюсь причиненною вам теперь неприятностью, а так как народ французский славится любезностью, то надеюсь, что дамы здешние успеют в нынешний вечер истребить из памяти вашей тягостное ваше положение». Вслед за этими словами двенадцать фрейлин вручили пленникам их шпаги. «Ваше величество, — отвечал граф де ла Мотт, — умели найти средство победить нас два раза: в первый, когда мы против желания положили оружие перед храбрыми войсками вашими, и теперь, когда охотно отдаем сердца наши прекрасным нашим победительницам!»

Бал в дворянском собрании. Иллюстрация к Евгению Онегину